Суббота, 27.05.2017, 22:40

трезвые.РФ

Логин:
Пароль:
Контакты
E-mail:
Телефон: 8-912-263-80-85
Мы в сети
Трезвый Каменск ВКонтакте
Наш опрос
Кто не курит и не пьет, тот
Всего ответов: 561
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Облако тегов
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

URAL.ru - информационный портал
Rambler's Top100
Главная » 2017 » Май » 4 » "Понимаете, надо расходы смотреть. И начинать с себя" Если бы я был губернатором. Программное интервью 66.RU с кандидатом Евгением Ройзманом
11:39
"Понимаете, надо расходы смотреть. И начинать с себя" Если бы я был губернатором. Программное интервью 66.RU с кандидатом Евгением Ройзманом

В интервью 66.RU мэр Екатеринбурга признается: четкого плана работы в должности главы региона у него пока нет. Есть «представления о том, как делать правильно». В его картине мира города должны получить больше денег и больше полномочий. Муниципалитетами будут управлять избранные, но практически не подотчетные областной власти главы. Поможет им компетентное правительство, руководить которым Евгений Ройзман, к слову, сам не собирается. А в администрации президента всем придется смириться с тем, что новый губернатор Свердловской области готов нарушать правила работы выстроенной вертикали — даже в ущерб дотациям из федерального бюджета.

В первый рабочий день после трех праздничных выходных Евгений Ройзман всё время говорит по телефону. Три лежащих перед ним на столе трубки звонят поочередно. И каждый третий звонок — «очень важный, я вынужден отвечать, извините».

В какой-то момент он и вовсе встает и уходит поговорить в соседнее помещение. Возвращается через пару минут с улыбкой на лице. «Носов звонил», — торжествующе отмечает мэр Екатеринбурга, видимо, имея в виду главу Нижнего Тагила. Впрочем, тему он не развивает и суть разговора не пересказывает.

Но совершенно очевидно, что сейчас он занят преодолением муниципального фильтра — переговорами с главами и депутатами уральских городов, которых надо убедить согласовать Евгения Ройзмана в качестве кандидата в губернаторы. По словам самого Ройзмана (и он неоднократно об этом заявлял еще до того, как официально объявил о своем выдвижении на предстоящие выборы), пройти фильтр — главное. Дальше, считает он, будет легче. Называет себя фаворитом гонки. И, кажется, в победе не сомневается.

Тезис, конечно, небесспорный. Внятной социологии еще нет. Но формальная логика и простейшая математика подсказывают, что исход борьбы решится не в Екатеринбурге (где позиции мэра условно можно считать более-менее надежными), а далеко за ЕКАД. И случайный экспериментальный опрос показывает, что там Евгения Ройзмана знают плохо и голосовать за него не собираются.

Но сейчас не об этом. Меня как избирателя, откровенно говоря, мало интересует, каким образом кандидат собирается преодолевать муниципальный фильтр. Его личные мотивы для участия в гонке тоже не особо волнуют. Мне важно понимать, что он будет делать, когда (и если) станет губернатором. Надеюсь, вам тоже. Потому, улучив паузу между телефонными звонками мэра, с этого вопроса и начинаю.

— Предположим, вы выиграли выборы и стали нашим губернатором. Что дальше? С чего начнете? Каков план реформ?
— Ну, во-первых, у меня есть ряд кадровых решений. Их я сейчас озвучивать не буду. Второе: и аппарат правительства, и аппарат губернатора нуждаются в сокращениях. Я считаю, что он непомерно раздут. Ситуация совершенно конкретная. Я ее знаю. В частности, в администрации губернатора работает 180 человек. В отделе кадров — порядка 30. Для сравнения, в городской администрации трудятся около 1,5 тыс. человек. А в отделе кадров — четыре. Вместе с начальником. Есть разница? Еще около десяти лет назад в управлении делами губернатора Свердловской области работали четыре человека. Сейчас — 38. В общем, я бы провел полную ревизию. Занялся бы сокращением штата. Провел бы ряд перестановок.

— Это самые первые шаги, верно? А дальше что?
— Плюс еще ряд совершенно непрофильного имущества остается на балансе области. Им распоряжаются по своему усмотрению и совершенно по-байски. К примеру [закрытую правительственную базу отдыха] «Кедр» сожгли. Я разговаривал с людьми, которые его строили. Они чуть не плачут. Говорят: «Мы настолько качественно его делали. И на какой-то пьянке взять и сжечь такой объект…» Я бы его детскому дому просто отдал — да и всё. Вон интернат на Ляпустина — областной объект, от которого все с ума просто сходят. Проблема не решается. Я бы взял этот «Кедр» и им отдал. Чтобы можно было детей на дачу вывозить хотя бы. И никто бы от этого не пострадал.

Чтобы вы понимали: то, что я сейчас говорю, — это не программа. Простые, примитивные, стратегические вещи. Проблемы городов, которые я вижу и понимаю.

Вот на территории Екатеринбурга есть 15 лесопарков. И все они — в областной собственности. Я бы вернул их городу.

— Зачем?
— Для того чтобы город их чистил, приводил в порядок, мог делать рекреационные зоны и создавать какую-то инфраструктуру. Сейчас город делать этого не может. Он смотрит, как эти лесопарки загаживаются, как они приходят в негодность, зарастают, и ничего не может сделать. Потому что это будет нецелевое использование бюджетных средств. Мало того — мы их даже тушить нормально не можем, если загорятся.

— Подождите, а деньги в городском бюджете на всё это есть?
— Да, всё нормально. Конечно. Если бы их передали городу, соответственно, город бы оставлял эти деньги у себя. Полномочия ведь вместе с деньгами передаются.

Отдельная тема — это парк Маяковского. Для европейского, продвинутого полуторамиллионного города, как Екатеринбург, ЦПКиО — это нонсенс. Город не может ничего сделать. Не может привлекать инвесторов. Потому что земля ему не принадлежит. А на этой территоии можно сделать «Диснейленд». И мы отстаем лет на 50! Но это же настолько простой вопрос! Он решается просто доброй волей губернатора.

Вот такие простые вещи я вижу в том, что касается Екатеринбурга.

— А другие города? Вы понимаете, что нужно им?
— Да. Я собираю информацию с других городов. Мне основные вещи проговаривают. Проблемы разные. Но я считаю, что надо везде возвращать прямые выборы мэра. И это тоже зависит от доброй воли губернатора.

Поправки к 131-му закону, которые были приняты в 2014 г., развязали губернаторам руки и позволили им выстраивать вертикаль. Я считаю, надо возвращать всё назад. Во-первых, выборы воспитывают граждан, позволяют им влиять на жизнь своего округа, своего города. Во-вторых, они дают гражданам право заступиться за того, кого они избрали, помогать ему. Выборы лишают людей инфантилизма: сами выбрали — сами несем ответственность. Назначенцы себя не оправдывают.

Вместе с выборами надо возвращать в муниципалитеты деньги и полномочия. По всем городам процент НДФЛ [который они смогут оставлять в муниципальном бюджете] надо увеличивать хотя бы до 30. Раньше у нас были времена, когда он доходил до 60%. Сейчас в Екатеринбурге — 16%. Так вот, надо возвращать. И давать возможность тратить на свои какие-то проекты. Если бы у них были деньги, они бы всё сами делали. Это если коротко. Далее…

— Погодите, давайте о муниципальной реформе еще поговорим…
— Это не реформа. Просто я считаю, что и регион, и страна держатся на сильных городах. Нельзя всё забирать в центр — надо раздавать.

— Здесь вопрос в том, как вы намерены возвращать выборы, полномочия и деньги? «Доброй воли губернатора» на самом деле недостаточно. Поправки в закон должно принять Законодательное собрание.
— Верно. Но всё же замерили уже. По Екатеринбургу порядка 96% жителей считают, что прямые выборы надо сохранять. По другим территориям — ну порядка 90%. То есть, во-первых, эти поправки в закон сразу демонстрируют уважение к гражданам. Во-вторых, большинство депутатов избирались по округам, они ситуацию у себя знают хорошо…

— Но переговоры-то вам надо вести с фракцией «Единой России», которая контролирует областной парламент. И только она на самом деле может принять решение об изменениях в системе муниципальной власти.
— С любым разумным предложением Законодательное собрание достаточно просто соглашается — не надо никого через колено ломать. Отнять полномочия у городов действительно было сложно. Но вернуть будет легко. Как только ты возвращаешь людям возможность избирать себе мэра, ты перекладываешь на них ответственность. А когда отнимаешь — берешь ответственность на себя. И ты не можешь отсюда, из центра, этим всем управлять.

— С другой стороны, перекладывая ответственность на граждан и на избранных ими глав, губернатор теряет контроль. При том что показатели развития каждой конкретной территории и всей области — это его ответственность, его KPI. Выходит, что вы готовы пустить ситуацию на самотек.
— Почему на самотек? Я предлагаю отпустить город на сознательность, на мнение местных жителей. Доверить его им. Это они так решили — и все претензии они смогут предъявлять только себе, а не губернатору. С чего вдруг губернатор может считать, что он лучше знает, как вести дела в Богдановиче, в Ирбите, в Сухом Логу? Особенно если он там не бывал.

— Ваша логика понятна. Но бог его знает, какие популисты и непрофессионалы могут выиграть выборы и получить расширенные полномочия в отдельных городах. Возьмем для примера Дегтярск. Там и в текущей-то системе всё непросто. Местные депутаты на полном серьезе хотят назначить главой пенсионерку с нулевым управленческим опытом…
— Конечно! При нынешней системе в Дегтярске не могут решить проблему. Но если будут выборы, то мэра выберут и с него будет спрос. Каждый, кто в мэры пойдет, будет знать, что денег там больших нет, почета и уважения — тоже. Тот, кто будет рубиться на этих выборах, будет знать, что должен себя проявить.

К тому же по Дегтярску вообще ситуация особенная. На Урале эта проблема существует с демидовских времен. Когда уходит руда, уходит лес, когда производство становится нерентабельным, его могут просто бросить. И в этом случае целыми городами люди переселялись. Мы эту ситуацию знаем.

Нужна очень разумная политика. Я считаю, что на территории Свердловской области есть такие проблемные зоны, как Дегтярск, Волчанск… Там надо думать о переселении, о создании рабочих мест где-то рядом. Много таких вещей. Надо о них думать. У нас в Новоуральске появляются серьезные проблемы…

— Там, насколько я понимаю, проблемы начинаются с того, что это до сих пор закрытый город. И «Росатом» не даст его открыть…
— Да не в «Росатоме» дело. Жители не дадут. Потому что привыкли жить за забором. Потому что долгие годы жили лучше, чем вся область. Я собираю все предложения по Новоуральску. Просто стратегически смотрю.

— Как вы будете принимать стратегические решения о развитии или даже о переселении целых городов, если собираетесь власть и полномочия передавать избранным, неподконтрольным мэрам? Если Дегтярск не захочет, чтобы у них там появилось новое производство (а он, судя по всему, не захочет), никакого завода там не будет. И рабочих мест не будет. И развития — тоже.
— В Дегтярске, вполне возможно, есть смысл развивать инфраструктуру отдыха. Там сложно разместить производство. И неизвестно, надо ли вообще. Там же хотели строить сурьмяной завод.

— Да, но не построят. Всё. Он от них уехал.
— В Асбест.

— И в Асбесте начинается то же самое: протесты против строительства предприятия.
— Потому что не сумели внятно презентовать. Не сумели честно поговорить с жителями. Потому весь город уперся. Я считаю, что такие вещи можно делать именно при сильном местном самоуправлении. Разговаривать, доказывать. Ломать через колено и навязывать нельзя — взорвется. А когда местное самоуправление сильно, в конце концов начинают смотреть, что выгодно городу. С назначенцами такого не бывает.

— Считать выгоду будет компетентный глава, а не популист, пришедший к власти на красивых обещаниях. При этом вы сами отметили: на выборы человек пойдет, осознавая, «что денег там больших нет, почета и уважения — тоже». Вопрос: нужны ли профессионалу такие выборы и такая должность? Кто пойдет в мэры?
— Именно поэтому надо возвращать на места полномочия, подкрепленные деньгами. Кроме НДФЛ можно, к примеру, вернуть в города все штрафы, которые собираются на их территории. Эти деньги есть смысл сразу потратить на видеофиксацию, что увеличит количество поступающих в бюджет штрафов и повысит сознательность населения.

В общем, да, у губернатора будет меньше влияния на муниципалитет. Ну и что? Зато город станет богаче и лучше.

Еще один важный момент: не должно быть партийной составляющей в выборах глав. У губернатора сейчас задача — максимальный процент «Единой России» на любых выборах. И под это выстраивается всё. Неправильная расстановка приоритетов! Задача должна быть — повысить благосостояние граждан. Пусть они живут лучше. Не важно, под чьими флагами.

Понятно, что Москва потом будет за это спрашивать. С другой стороны, через какое-то время люди на это ответят добром. Смена приоритетов нужна. Возможно, у меня не получится, но я хотя бы вслух это скажу.

И с чего вы вообще взяли, что в городах будут выбирать не профессионалов, а популистов?

— Так, к сожалению, бывает. Прецеденты есть.
— Где? Я считаю, все сто раз подумают, прежде чем голос свой отдавать.

— Это длинный эволюционный процесс, по-моему.
— Да. Но по-другому не бывает.

— Когда и если вы станете губернатором, вам придется решать уже практически традиционные для каждого главы нашего региона проблемы. Предлагаю по ним пробежаться. Например, телебашня. Что с ней будете делать?
— Сейчас уже всё, она в областной собственности. Считаю, ее выкупили в чьих-то интересах. Но это уже произошло. Как все говорят, стояла бесплатно, теперь стоит за полмиллиарда. Надо, конечно, объявлять конкурс…

— Так ведь он объявлен. И даже отменен уже. Я так понимаю, потому что нет очереди из желающих развивать эту территорию.
— Очень серьезная проблема. Сама башня дорогая, демонтаж дорогой. И территория проблемная. Там ведь стоит маленькая мечеть. Никто не даст строить большую, но из вежливости и из соображений логики эту мечеть надо выкупать и давать какое-то достойное место взамен. И там должен быть разработан такой проект, который устроит город и горожан и при этом будет экономически целесообразным. Как поймать эту экономику? Ситуация патовая.

— Дальше: собор Святой Екатерины в акватории Городского пруда.
— У меня позиция всегда была взвешенная. Когда были первые митинги против храма на площади Труда, я был за восстановление собора. Потому что это очень важная часть истории города. Во-первых, Екатерининский собор рос одновременно с городом. Во-вторых, там было сестринство создано. И они очень достойно себя вели после Революции, приютили у себя очень много обездоленных, гонимых. В свое время к тому же там была одна из лучших библиотек города… Вообще это был любимый собор в городе. От него сохранилась всего одна икона — она находится в картинной галерее. Это особое место.

Что касается нового проекта — я его видел. Это очень хороший проект. Начнем хотя бы с того, что там вся внутренняя отделка подразумевается мозаикой. Это вечный материал. Очень серьезная история. Храм будет красивый.

Другое дело, что не сумели, на мой взгляд, грамотно презентовать. Не сумели с этой идеей выйти к жителям города. Возникла конфронтация. Надо ее снимать. Надо арендовать «Космос», на широком экране делать хорошую презентацию, отстаивать и договариваться с жителями без криков и воплей.

Тем более что прецеденты были. Например, здание цирка. Сейчас это отличительная черта города. А когда-то было столько упреков: «Что это за недострой? Торчит какой-то голый бетон!» Ругань была — я ее застал. Международный пример — Эйфелева башня. Все считали, что она уродует Париж. А сейчас Париж без нее представить себе невозможно.

А когда говорят, что слишком много церквей… Ну съезди в Венецию, в Рим, в Милан — там их в сто раз больше.

— Понятно. Следующая проблема — программа капитальных ремонтов.
— Мне эта программа не нравится.

— Никому не нравится. Но это данность.
— Да. К тому же на старте эту программу отдали на откуп «Справедливой России». Поставили совершенно некомпетентного человека. В результате провалили программу и по Екатеринбургу, и по Свердловской области. Надо ситуацию выправлять. Я бы отдал эту программу на откуп управляющим компаниям и жителям. Думаю, проще бы было, чтобы УК брали кредиты на ремонт, а жители потом эти кредиты закрывали. Это очень серьезный вопрос. Надо разбираться. У меня пока готовых рецептов нет. Но здесь бы я опирался на специалистов из Екатеринбурга, на их опыт.

— Еще одна важная проблема — газификация.
— Очень важная проблема! Часть области до сих пор не газифицирована. Надо собирать специалистов, заинтересованных лиц, делать программу и выполнять ее по пунктам. Люди готовы ждать. Если четко прописано, когда именно газ зайдет в такой-то округ, в такой-то муниципалитет…

— Я так понимаю, программа есть. И сроки прописаны. Только ждать предлагается 30 лет.
— 30 лет ждать никто не будет. На самом деле эта история значимая. Имеет смысл идти навстречу людям, изыскивать возможности. Нет готового плана. Но понимаю, что надо делать. Буду советоваться со специалистами, искать возможности. На газификацию — можно и в долги заходить.

— Кредиты бюджет берет и сейчас. Госдолг растет…
— Понимаете, надо расходы смотреть. И начинать с себя. Я, к примеру, не покупаю себе машину. У меня есть одна — она осталась от предшественника. Я принципиально не летаю бизнес-классом. Думаю, если вся администрация губернатора пойдет на такие сокращения, какие-то деньги можно вызволить.

— Сокращение штата и урезание этих издержек совершенно точно не решит проблему газификации области.
— Конечно. Но есть еще поддержка СМИ, например. Это полмиллиарда рублей! И всё это служит не для повышения благосостояния, а для удержания власти. Это к вопросу о приоритетах.

Надо заниматься. Я отсюда эту ситуацию не вижу. Могу видеть только изнутри. Думаю, мне помогут. Там есть много толковых министров. Есть на кого опереться.

— Раз уж зашла речь о министрах, как вы себе представляете структуру правительства? Сейчас его возглавляет губернатор, лично курирует…
— Считаю, нужно возвращаться к предыдущей схеме. Нужен новый глава правительства. Хороший, толковый премьер. Такой же, как Алексей Петрович Воробьев. Более того, я думаю, на эту должность очень подходит [экс-премьер областного правительства Денис] Паслер. Его принижали, ему не давали работать, но область он знает хорошо. Если бы еще немного в этой должности пробыл — достиг бы уровня Воробьева.

— Денис Паслер в правительство не вернется.
— Конечно. Он уже уехал. Всё. С ним можно будет только советоваться. С Алексеем Петровичем тоже можно будет советоваться. Старшие помогут…

— Но кто будет премьером, совершенно не ясно.
— Смотрите, у меня есть свои предположения по министру финансов. Считаю, что в Екатеринбург, в финансовый центр, привозить министра финансов из Тюмени — это нелепо.

— Очевидно, глава региона ей просто доверяет. Назначать на ключевые посты проверенных людей из своей команды — это же совершенно нормальная практика.
— Но министром финансов должен быть не тот, кому глава доверяет! Им должен быть максимально компетентный специалист. И компетенции в этом случае гораздо важнее личной преданности. Пусть будет сложнее мне, но проще области.

— Вы фамилию «своего» министра финансов уже знаете?
— Конечно. Не найти профессионального в этой области человека в Екатеринбурге — это ведь просто невероятно. Также у меня есть представление о том, кто должен стать министром здравоохранения. Я бы туризм еще выделил. Горнозаводской Урал настолько богат наполнением, что туризм здесь может стать самостоятельной отраслью экономики. И, конечно, промышленность. Считаю, надо развивать внутреннюю кооперацию, сотрудничество между предприятиями Урала.

— Погодите, но ведь и Центр туризма создан, и программа промышленной кооперации уже запущена…
— По туризму: я бы не совершил ошибки и не доверил бы эту отрасль людям, которые здесь не родились. По промышленной кооперации: да, я знаю людей заводских, которые сейчас этим занимаются, замыкают на себе. Но есть и те, кто не понимает этих возможностей. Надо встречаться, помогать, разбираться.

По лесу нашему надо делать отдельную программу. Лес уходит. Его вырубают, фактически воруют…

Много таких моментов. Малый бизнес вымирает. Я бы посмотрел, как снизить для них налоги. В свое время это делали в Пермском крае — за счет бюджетного маневра. Там это принесло плоды. Сельским хозяйством тоже заниматься надо: просто дать крестьянам свободу, возможность дышать…

— Вернемся к министрам. Даже если вы знаете фамилии профессионалов, которые могли бы занять все ключевые посты в вашем правительстве, как этих профессионалов туда затащить? Мне кажется, толковый управленец из бизнеса на министерскую зарплату не пойдет.
— Пост министра — это возможность реализовать себя, сделать себе имя. Имеет смысл смотреть на сорокалетних — толковых достаточно. И, конечно, премьер тоже должен быть молодым и продвинутым. Поскольку Паслера нет, я смотрю другие кандидатуры.

— Последний, наверное, вопрос: у вас есть план «Б»? Что будете делать, если не пройдете муниципальный фильтр или проиграете выборы?
— Я просто собираюсь вести себя честно до конца. Понятно, что решение будут принимать другие люди. И мы сейчас всё увидим.

Я попытаюсь пройти этот фильтр. Шансы небольшие, но они есть. Когда я начал погружаться, вдруг обнаружил, что и губернатор, и его окружение ситуацию в области себе слабо представляют. Сторонники у меня есть. Но надо сделать так, чтобы под каток их не толкать.

Если я прохожу фильтр — дальше всё понятно. Я знаю, как эти выборы выиграть.

— Вам для этого потребуется очень много денег. Но, как вы сами отметили в одном интервью, денег нет и их никто не даст.
— Никаких проблем с этим нет. Если я прохожу муниципальный фильтр — мне просто в шапку накидают. Я знаю, кто готов сделать на меня ставку. Сейчас все просто ждут.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

https://66.ru/news/society/196980/

 

Р.S. Ранее мы сообщали о том, что вредных привычек у Евгения Ройзмана нет, он не пьёт и не курит, ориентируется на здравый смысл и начал губернаторскую гонку


Источник: 66.RU
Категория: СМИ о нас | Просмотров: 107 | Добавил: trezv | Теги: Губернатор, Свердловская область, 66.RU, екатеринбург, Глава, интервью, выборы, Ройзман | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]